lesamohval (lesamohval) wrote,
lesamohval
lesamohval

Рассказ

Александр Иванов

Было это в середине 90-х. Старая система уже развалилась, а новая ещё не выкристаллизовалась. Безвременье. Кто-то из великих, кажется, Блок, описывал сии времена в Питере 1917 года. Здания ещё не  обветшали, но появились  первые признаки заброшенности. Перепутье. Ергаки, весьма оживлённые во времена СССР,  опустели,  но приюты были еще целы. А зимой район пуст и стерилен. Сдав кровь и получив  свои законные 2 дня (Олежка Дерипаска еще  нас не хапнул), мотанул ваш покорный слуга автостопом на Ергаки.  Как добирался - это отдельная статья. После того, как я порядочно наморозил сопли на обочине, подхватил меня автобус с тувинской свадьбой. Тувинская свадьба – обряд, искусствоведами ещё не описанный и, по сути своей, непредсказуемый. Пьяны были все,  включая водителя. В салоне то тут, то там возникали и потихоньку затихали драки. Кто-то мудрый конфисковал на начальном этапе мероприятия у этой публики ножи. Меня спасало только то, что в автобусе случился мой знакомый из тувинского МЧС. Он с олимпийским спокойствием раскидывал тех ребят, которые горели желанием влезь мне в морду. А после перевала все,  включая водителя, попадали. Слава МЧС! Мой дружок успел перехватить из ослабевших рук водилы руль. Ну вот, наконец я на месте, в устье ручья Тушканчик. Два часа ночи. Жуткая холодрыга, - 40 и темнотища. После дурдома в автобусе тишина давит на уши. Защёлкиваю лыжные крепления и – пошёл. Кругом ни следочка. Глаза потихоньку привыкают к темноте и открывается обалденная картинка: кедры в снегу на фоне звёзд.
Что такое находиться в хорошей физической форме? Для меня это, когда организм работает сам по себе и не мешает голове думать. Сие было в наличии. Потихоньку выходила тувинская водка, которую в меня всё же влили в автобусе. Мысли перетекали с одного на другое. Это, наверное, и называется состоянием медитации. Я как-то интуитивно выбирал направление, переходил речку по снежным мостам и незаметно для себя вышел на поляну.
Тут я увидел такое, что в голове всё перевернулось. Из Озера горных духов, из стакана, вверх уходил столб  света. Он был неяркий, но на фоне звёздного неба явно видимый. Картину дополняла комета, открывшаяся из-за деревьев. Я смотрел кино, которое как мне казалось, режиссировал сам бог. Почему то вспомнился Бах с его «музыкой небесных сфер». От увиденного на душе стало как-то спокойно и светло. Суета и все бытовые мелочи ушли. Но жизнь есть жизнь. Мороз напомнил,  что надо двигаться. Хорошо медитировать в Индии, а при - 40 это дело прокатывает только при лёгком беге. Благо, до минусинской избы было 2 шага.
Сказка закончилась ещё раз, напомнив, насколько эфемерна грань между душой и телом. Минусинская изба ещё сохранила порядки застоя: всё было чистенько, посуда  помыта, но уже видны было приметы нового времени, выражавшиеся в разваливающейся печке и отсутствии дров.
Все остальные три дня пролетели как-то незаметно-бытово. Заготовка дров, топка бани, радиалки, положенные пятьдесят граммов водки перед завтраком и после бани, перед ужином. Можно только вспомнить спуск на лыжах с плеча Птицы в последний день. Вот где было короткое мужское счастье: тридцать сантиметров снега-пухляка на жёсткой подложке! Вечером, когда уже уходил вниз, издалека увидел, как красиво смотрится расписанная мною горка в лучах заката.
От всего этого осталось какое-то светлое послевкусие, как после хорошего вина, послевкусие прожитой жизни.

Орфография авторская.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments